?

Log in

No account? Create an account

Something has to change. Galgays long for it...

Entries by category: литература

Чайлд Роланд дошел
b_dzugaev
Прочитал Колдун и кристалл. Что я хочу сказать. Дальше читать Темную Башню я не буду, ибо придерживаюсь строгого мнения, что многописанины - обычно не хорошо.
Конечно, про творчество Кинга нельзя сказать, что это писанина. Ни в коем разе. Более того, Кинг явил лично мне себя как мастера и писателя именно в Темной Башне. И в чем выразилось это явление? В том, что одно стихотворение Роберта Браунинга послужило основой для столь эпического произведения. В этом-то и суть художника, он выявляет и раскрывает там, где было сокрыто.
Великий пример в литературе с таким "раскрытием" - это стихотворение "Озимандия" Шелли.

Вот оно, если кто в курсе:

"Я встретил путника; он шёл из стран далёких
И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
Пустыни тишину, среди песков глубоких
Обломок статуи распавшейся лежит.

Из полустёртых черт сквозит надменный пламень,
Желанье заставлять весь мир себе служить;
Ваятель опытный вложил в бездушный камень
Те страсти, что могли столетья пережить.

И сохранил слова обломок изваянья: —
«Я — Озимандия, я — мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времён, всех стран и всех морей!»

Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…
Пустыня мёртвая… И небеса над ней…".

Посмотрите как автор из немой статуи вывел ее смыслы, сделав сокрытое - явным. Всего лишь статуя, но как Шелли ее нам подал. И мы видим теперь не просто камень, мы видим разрушенную империю, мы видим гордость целой династии, самопровозглашенное величие.

В переводе Бальмонта не отражены некоторые важные части оригинала. Например:

"My name is Ozymandias, king of kings:
Look on my works, ye mighty, and despair!"

"Имя мое - Озимандия, царь царей:
Взгляни на мое царство, о ты великий и беспощадный!".

Озимандия обращается не к нам с вами даже, а к другим царям. Глядите на мое величие, вы, цари, я и ваш повелитель. Вот, что он говорит. Он ставит себя на место Бога, он заявляет, что он - бог. И вместе с этим его заявлением мы видим две огромные ноги без тела, и полуразбитое лицо, утопшее в песке. Вот и все, что осталось от Озимандии.
Шелли показывает нам целый мир, и мастерски иронизирует, скрытно, намеком, и от того сильнее эффект. Если я начну здесь писать подробно об этом стихотворении, то мы уйдем в сторону. Кому интересно, отличный разбор сделан в видеолекции How to read a Book, часть тезисов которой послужила основой для написания данного текста.

Коротенькое стихотворение, в котором столько смысла. Каждое слово на своем месте, и у каждого слова свой плотный массив коннотаций и подтекста. Это и есть признак великой литературы. Раскрытие скрытого и великолепная, филигранная игра со словом. Раскрытие скрытого - есть не надуманная работа по наплетыванию ложных смыслов, это противоречит самому духу искусства, но освещение той истины, что была положена в основу творения.
Поэтому мастер не может лгать. Но каждое лишнее слово в тексте, опасно для мастера, ибо оно, неверное подобранное, может содержать в себе семена лжи. А ведь за все будет спрос.

И посему, мы пришли к верному правилу, которое гласит: "Чем меньше слов - тем лучше".
Тогда почему такое отношение к фантасту № 1? Потому что работа Толкиена (влияние которого на Кинга очень чувствуется) велась в иной плоскости, нежели плоскости смысла текста. Это была работа в плоскости слова, и с каждым словом он работал.

Чем меньше слов тем лучше, и это правило нарушил Кинг. Нарушил талантливо, нарушил мастерски, но все-таки нарушил. Ибо сегодня, прочитав стихотворение Роберта Браунинга, я вдруг спросил себя: Зачем Кинг написал то, что уже написал Браунинг? Или точнее, зачем Кинг сказал то, что уже давно сказал Браунинг? И сделал это по-настоящему.


"Миг — и они восстали из могил,
Пришли ко мне печальными холмами,
И каждый — мой оплот, огонь и знамя!
Я, их узнав, колени преклонил,
Поднял свой верный рог — и протрубил
Во имя их, погибших, падших, павших:
'Вот Чайльд-Роланд дошел до Темной Башни!"